самооценка

 

Всё ещё оцениваете себя?

Рассказываем, почему самопринятие — это хорошо, а самооценка — это плохо

 

«Ты никогда не перейдёшь на новый уровень, если опираешься только на то, что уже умеешь»

Психолог Елена Лаврова — об уловках самооценки, способности развить в себе новые таланты и многоголосии внутреннего критика.

 

Елена Лаврова

Елена Лаврова

старший научный сотрудник Лаборатории психологического консультирования и психотерапии ФГБНУ «Психологический институт Российской академии образования»

кандидат психологических наук, практикующий психолог

 

В интервью мы выясняем:

  • что такое «здоровая самооценка» и почему психологи призывают отказаться от этого определения;
  • как формируются завышенная самооценка и неуверенность в себе;
  • синдром самозванца: почему нам кажется, что мы недостаточно успешны;
  • можно ли развить в себе любой талант или нужно искать только то, что «твоё» от природы;
  • с чего начать поиск своего призвания.

 
 

Почему стоит отказаться от понятия «самооценка»?

— В психологии есть понятие психического здоровья. У него есть конкретное определение и несколько внятных критериев. А что такое «здоровая самооценка» с точки зрения психолога?

— Сейчас многие психологи отказываются от термина «самооценка». Самооценка — не очень приятный процесс, как и любое оценивание. Вспомните свои студенческие контрольные и экзамены: мы надеемся получить хорошую оценку и боимся получить плохую. Лучше вместо самооценки предлагать другой взгляд на себя — не оценивающий, а развивающий. Самосочувствующий, я бы сказала. Что сегодня получилось хорошо? Что стоит улучшить? Очень часто самооценка — это некий ярлык, который мы вешаем на себя с чьей-то подачи.

— Но ведь это же и есть самооценка? Человек должен оценить, что у него есть, а чего не хватает. Это касается и внешности, и навыков. Получается, это просто вопрос названия?

— Я думаю, в данном случае слова важны, поскольку за словами стоят определённые процессы. Оценка внешности — вообще весьма необъективная история, учитывая, как много мы слышим про бодипозитив. Мы же знаем, что эталоном красоты в разные времена считались разные типажи. Если человек не соответствует современному стандарту красоты, это не значит, что он не может быть любим и счастлив с тем телом, которое у него есть. На остальных уровнях то же самое — это вопрос условий, в которых смогут раскрыться свойства личности.

Если человек любит работать на земле, сажать цветы, а мы посадим его в офис считать цифры, он будет неуспешен и несчастлив. У него будет низкая самооценка. На самом деле это означает только то, что он неудачно выбрал для себя условия. Альберту Эйнштейну приписывают такие слова: «Если вы будете судить рыбу по её способности взбираться на дерево, она проживёт жизнь, считая себя дурой».

— Хороший пример с бодипозитивом. Безусловно, нужно принимать себя в любом теле. Но если, например, лишний вес угрожает здоровью, а кто-то говорит: «Всё нормально, просто у тебя такое тело». Таким образом человек отрицает проблемы и вредит себе.

— Это уже не вопрос самооценки. Садовод, который работает бухгалтером, несчастен — это ощущается как проблема, которую нужно решать. Так же и с лишним весом: если он создаёт проблемы со здоровьем, нужно что-то предпринять. Принятие того факта, что проблема существует, — важный этап! Если идёт дождь, а мы утверждаем, что никакого дождя нет, то мы просто вымокнем, сколько ты его ни отрицай. Но если мы признаём, что идёт дождь, мы можем что-то с этим сделать. Достать зонтик и перестать мокнуть. Проблему можно решать, используя самооценку для того, чтобы понять, всё ли у нас получается.

 

Забота вместо осуждения: как правильно оценивать себя

— Но у человека может быть идеализированный образ самого себя. То есть завышенная самооценка. Может ли он каким-то образом это выяснить? Что нужно, чтобы трезво оценивать себя? Как выровнять свою самооценку?

— Давайте разберёмся, что значит самооценка. Есть так называемое Я-действующее, оно наделено некими личностными свойствами и характеристиками. И есть Я-рефлексирующее — внутренний наблюдатель, который сидит глубоко внутри нас и смотрит, как действует первое Я. Смотрит оценивающим взглядом: здесь ты оступился, здесь — неправильно сделал, здесь — ещё что-то. На себя мы обычно смотрим более критически, чем на друзей. Когда мы видим, что наш друг в чём-то провалился, мы ему посочувствуем и скажем: «Ну, бывает. Может, в другой раз получится». К себе мы гораздо строже: никакого сочувствия! Про себя мы скажем: «Опять ты это сделал не так, тут накосячил, там облажался». Это и есть взгляд Я-рефлексирующего, его позиция очень сильна.

Он может быть направлен на действие, когда наш внутренний наблюдатель больше сфокусирован не на критике Я-действующего, а на задаче, которую мы решаем, на том, как сделать её лучше.

Или это может быть такой взгляд, которого многим не хватало в детстве: взгляд любящего родителя, который видит, конечно, что у нас не получается, но не критикует. А стремится дать поддержку и ресурсы, чтобы в итоге всё получилось. Такой взгляд не должен быть потакающим, это тоже надо иметь в виду. Осознанный любящий родитель не купит своему ребёнку десять пирожных, которых ему очень хочется, поскольку для ребёнка это будет вредно. Он накормит его обедом — и купит одно пирожное на десерт.

Человек с завышенной самооценкой живёт в таком мире, где источник любых проблем всегда находится снаружи, но не внутри. Если у человека завышенная самооценка, он не распознаёт обратную связь от окружающих. Когда что-то идёт не так, он чаще связывает это с внешними обстоятельствами, чем с собой: «Начальник — дурак», например. Или: «Здесь меня недооценили, не заметили, проигнорировали, помешали» — и тому подобное. Жить в несправедливом мире довольно сложно. Если так происходит, это первый звонок о том, чтобы задуматься, действительно ли все вокруг против меня. Или есть что-то во мне такое, что я делаю не оптимальным образом.

 

Когда неуверенность в себе перестаёт быть нормальной

— Часто люди приходят учиться в Skillbox, чтобы сменить профессию. В то же время многие сомневаются, переживают: «А вдруг не получится?» Откуда берётся неуверенность в себе у людей, уже состоявшихся в какой-то профессии? Какие факторы на неё влияют?

— Неуверенность в себе связана с самооценкой — с тем, что у человека есть некая внутренняя шкала. Когда вы не уверены в себе? Когда подвергаете себя какой-то оценке: «Я достаточно хорош для этого или нет?» Если исходить из позиции «Я точно хорош в чём-то, но пока не знаю в чём, нужно пробовать», неуверенности в себе будет гораздо меньше. Потому что в этом случае мы меняем точку зрения с осуждающей на исследовательскую.

Чаще всего неуверенность формируется в детском возрасте — из-за жёсткого оценивания, инвалидации каких-то потребностей, чувств ребёнка. Иногда это происходит совсем не из-за чрезмерной строгости родителей. Например, ребёнок рождается очень непохожим на ближайших родственников по темпераменту. В семье активных любителей спорта — ребёнок с гипотонусом, который любит сидеть в одиночестве, читать, думать. Активным членам семьи он кажется странным, каким-то неудобным. Ему говорят: «Ты неправильный. В твоём возрасте надо быть подвижным, а ты сидишь целыми днями за книжками». Человек начинает сомневаться в себе — формируется неуверенность.

Как можно бороться с неуверенностью при смене профессии? Если вы уже вступили на этот путь, то в моменты сомнений можно вспоминать, что привело к такому решению. Ведь, скорее всего, оно не было спонтанным. Нужно фокусироваться на успехах, на том, что получается, на личном прогрессе.

Наше мышление вообще, а в русской культуре особенно, заточено на поиск проблем — реальных или выдуманных. Это тоже можно использовать как инструмент: «Здесь у меня всё получается, отлично. А здесь не очень — значит, нужно уделить этому внимание».

— Есть интересное явление в этом контексте, синдром самозванца. Как он формируется? Почему человеку так трудно увидеть хорошее в себе? Даже профессиональные качества, подтверждённые опытом.

— Здесь, мне кажется, как раз всё понятно: синдром самозванца, очевидно, связан с неуверенностью в себе. Что это значит? Вроде бы все вокруг признают меня классным специалистом, а я думаю, что ничего не стою. Где-то внутри меня бубнит строгий голос внутреннего критика. Часто это обобщённый голос всех учителей, родителей, тренеров, которые когда-то вас критиковали. Если представить себе это многоголосие как некие радиоволны, то, когда вы пробуете себя в чём-то новом, голос критика нужно убавить на минимум и погромче включить радио поддержки. Например, окружить себя в этот период людьми, которые поддержали ваше решение сменить карьеру, друзьями, которые замечают ваши успехи. Здорово, если обучение проходит в группах, когда люди видят успехи друг друга и могут кооперироваться в проектной деятельности, поддерживая друг друга в борьбе с синдромом самозванца.

Хотя в случаях неуверенности, доходящей в своих масштабах до синдрома самозванца, помощь специалиста была бы нелишней.

 

Надо понимать, что некоторая неуверенность, когда мы делаем что-то новое для себя, — это нормальная эмоция. Это не то, от чего нужно избавиться на 100%. Здоровая личность может чувствовать неуверенность в себе. Но важное отличие цельной личности с адекватной Я-концепцией — то, что она чувствует большую связь со своими ценностями. Эти ценности служат ей ориентирами.

 

Можно вспомнить образы киношных злодеев: их цели не особо позитивные с точки зрения всех остальных, но их цельность — ценностей и стремлений — наглядно показывает, что такое быть в мире с собой.

У американской писательницы Донны Тартт в её знаменитой книге «Щегол» есть такая фраза: «Что делать, если сомневаешься? Как понять, что для тебя правильно? Любой психотерапевт, любая диснеевская принцесса знает на это ответ: будь собой, следуй зову сердца. Что, если у тебя такое сердце, которому нельзя доверять? Что, если сердце заведёт тебя подальше от здоровья, семейной жизни и прочных общественных связей?»

Так ведь многие думают. Но в этой цитате как будто отрицается субъектность личности — что мы сами не можем делать выбор. На самом деле мы можем перестраивать свою личность и свои ценности много раз в течение жизни! В своё время великие психологи — Зигмунд Фрейд, Уильям Штерн — действительно считали, что человек — это сумма того, что было заложено в нём природой, и того, что из него слепило общество. Причём Фрейд считал, что личность — не столько сумма, сколько результат противодействия двух этих сил.

Но сейчас и в российской, и в западной психологической школе ведущей силой развития личности считается субъектность. Это как раз то Я-наблюдающее, которое в итоге и принимает решения, ведёт нас по пути развития личностного потенциала. То есть сейчас это описывается как система, где действуют разные факторы. Есть исходные биологические факторы — наши личные способности, склонности и прочее, и есть социальные факторы. Но главный и ведущий фактор развития собственной личности — это субъектность.

 

Искать своё или работать над собой?

— Есть два противоположных мнения о том, можно ли развить в себе определённые навыки и таланты. Одно заключается в том, что развить можно практически любой навык: гуманитарий может стать аналитиком данных и программистом, интроверт — ярким спикером и тому подобное. Другое — что есть «твоё» и «не твоё», нужно находить «своё» и развивать это. А «не твоё» развить не получится. Вам как психологу какое ближе?

— Реальность чуть сложнее, чем эти две крайние точки зрения. Они обе не являются верными.

 

С одной стороны, есть такие свойства личности, которые поменять очень сложно. Например, свойства нервной системы: как быстро происходят процессы в нашей психике, какой силы должен быть стимул, чтобы воздействовать на неё, и так далее. Это, в частности, называется темпераментом. А с другой — есть навыки, которые достаточно легко обрести или изменить, прилагая усилия.

 

Любопытно, что это очень сильно зависит от того, какой точки зрения придерживается сам человек. Есть такой американский психолог Кэрол Дуэк, она — профессор Стэнфордского университета, авторитетный специалист в области мотивации и психологии развития. Так вот её — и некоторые другие — исследования показывают, что людям, у которых «фиксированное мышление», гораздо сложнее меняться именно потому, что они верят, что не могут этого сделать. Такие люди тяжелее переживают провалы и неудачи, поскольку каждый из этих провалов является для них подтверждением, что изменить существующее положение нельзя и даже пытаться не стоит.

Люди же с гибким мышлением — те, кто верят, что могут успешно меняться, приобрести любой навык, — делают это намного эффективнее людей первого типа. Разумеется, они тоже расстраиваются из-за провалов, но реагируют на них как на некую «обратную связь», которая может указать им направление и точку роста. Так они находят то, чему нужно учиться, чтобы в следующий раз всё получилось.

— То есть эти дефолтные настройки можно менять при желании?

— Думаю, можно. Такие убеждения — не что-то врождённое. Человек откуда-то их почерпнул. Кто-то — обычно в раннем возрасте — говорил ему, что он такой и никогда не изменится: «Что ты такой невнимательный? Почему ты всегда ленишься?» Слова «всегда», «никогда», «такой» — это сверхобобщения, которые закрепляют за человеком определённые убеждения. Если вспомнить, какие слова нам чаще всего говорили родители при успехах или неудачах, можно эти убеждения найти в себе. Нет ни одного человека, у которого не было ни одной неудачи или факапа. Такие закреплённые убеждения и приводят к разочарованию в себе.

Для человека с «фиксированным мышлением» даже осознание того, что люди с гибким мышлением могут что-то менять, может быть неожиданным. Возможно, благодаря этому осознанию он и сам решит попробовать новое. Любое успешное действие даёт много ресурсов для того, чтобы продолжать попытки. Ничто не происходит по волшебству — в целом это результат работы над собой, иногда — работы с психологом.

 

Как не дать внутреннему голосу обмануть себя?

— А как найти в себе «своё» — то, к чему лежит душа, то, в чём ты действительно хорош (или можешь быть хорош)? Есть какие-то маркеры или даже алгоритм? Как правильно прислушиваться к себе?

— Прислушиваться к себе — хорошая идея, но мы не всегда учитываем, что у нашего Я может быть не один голос. Будто, прислушавшись к себе, мы услышим единственно верный ответ. Многие знают, что это не всегда так.

У одного внутреннего голоса есть аргументы «за», у другого — «против». И нам приходится принимать решение в этом многоголосии. Поэтому хотелось бы каких-то, наверное, инструментов, как это делать, к какому именно голосу прислушиваться. Тут есть разные варианты.

 

Хороший подход предлагает японская концепция икигай — искать своё предназначение на пересечении трёх областей:

  • то, что вам нравится делать, — что вы любите безотносительно вознаграждения или внешней оценки;
  • то, что, как считают другие, у вас получается лучше всего;
  • и, наконец, то, за что люди готовы платить вам, некий рыночный спрос на то, что вы делаете.

 

Когда любимое занятие попадает во все три эти сферы, видимо, это и есть ваш икигай, предназначение.

Была такая американская писательница и коуч Барбара Шер. Она вела группы психологической поддержки для людей, которые хотели что-то в своей жизни изменить. Может быть, сделать то, чего они никогда раньше не делали. У неё есть такая фраза в книге «О чём мечтать»: «Начинать всегда нужно с любви». Что нам нравится делать? Что мы можем делать часами? Если мы будем принимать решения, исходя из того, что уже умеем, то никогда не перейдём на другой профессиональный уровень.

Маленького Джона Леннона воспитывала его тётя Мими. Она была строгой женщиной и однажды сказала ребёнку: «Джон, гитара хороша как хобби, но на жизнь ты этим не заработаешь». Позднее Джон Леннон купил тёте дом и подарил серебряную табличку, на которой была выбита эта фраза.

 

Источник: Skillbox

 

от Admin

Лидер — это обыкновенный человек с необыкновенной решимостью

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *